00:53 

Пишет Изя Райдер

Рыжая птица
Письмо в город М.


Вижу глазами, слышу порой ушами,
Читаю систематично и ежедневно.
Я закупалась в Окее, нынче в Ашане,
Видишь, как я стремительно обеднела.

Осень, конечно, осень. Желтеют кроны.
Двести восьмой день лета, как говорится.
В среду учеба кончается в девять ровно,
В пятницу пары кончаются в восемь тридцать.

Кто-то на море учит язык албанцев,
Кто-то хлещет вино, что так сладко пьется.
Раньше не знала, что можно так задолбаться,
Что на хандру ресурсов не остается.

Входишь домой и кормишь кота. Под душем
Учишь слова, ворочаешь их, как бревна.
Если хватает сил, то на сон грядущий
Слушаешь Гражданскую Оборону.

Нынче я шла домой, а вокруг сквозило,
Город вокруг засыпал. И спасибо, Боже,
Пятница - благословенная амнезия,
После которой можно проснуться позже.

Можно валяться, на завтрак готовить блюда
Чуть посложней, чем кофе, крепкий и мерзкий.
Хочется очень сказать тебе, что люблю, но
Нет, не по-русски - на жестах и по-немецки.

Вечер, маршрутки забиты, овес-то дорог,
Да и зачем он мне. Я шагаю бодро.
Три километра пешком от метро до дома,
Это единственные полчаса свободы.

Это единственный шанс на полную громкость
Не совершать ничего, не искать отрады,
Я не ищу, я шагаю по самой кромке
Улицы. Справа поле, слева ограда.

Глаз обретает острую точку зренья,
Видит нюансы - трогательно нелепы.
Теплые фрукты, северно недозрелы,
Мозг академика в теле легкоатлета.

Темен мой двор. Спотыкаюсь о толстый корень,
Местные пьяницы шутят, но как-то вяло.
Мой золотой, я оставлю тебя в покое,
Впрочем, моя бы воля - не оставляла.

Это все осень, пары, легкоатлеты,
Все бесконечный дождь, фонари - лучины,
Мы были слишком красивыми этим летом,
Мы были слишком глупыми, чтоб случилось.

Лето кончалось и время так торопилось,
И ухмылялось улыбкою Моны Лизы.
Впрочем, беседка и мокрая к ней тропинка,
Или очки, компенсирующие линзы.

Город твой М., наверное, полон света,
Город твой М., наверное, полон девок,
Мы были слишком красивыми этим летом,
Мы были слишком юными, чтоб доделать.

Линзы плюс полтора. Но еще плюс десять,
Осень, конечно, осень, но что страдать-то,
Все еще можно взять, разложить и взвесить,
В ритме трамваев, в символике контрданса.

Я экономлю и сочиняю тексты,
Ты просыпаешься в сумраке колокольном,
Где-то еще полгода мы пишем тем, кто
Может нас видеть без радости, но спокойно.

URL
   

Кромка

главная